"СЛУЖБА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ 812"

+7 (905) 2 812-812
время работы с 10:00 до 22:00

Закрыть
Ваше имя
Контактный телефон
Удобное время звонка
Введите код с картинки

Частые вопросы о психологии и психологах

В "Службу 812. Психологическая помощь" поступают разные вопросы: большая часть напрямую касается конкретных ситуаций или взаимоотношений, встречаются так же вопросы о работе психологов и о самих психологах. Это неудивительно, интерес к этой профессии в последние годы становится более выраженным.

С вопросами о своей работе психологи встречаются и в повседневной жизни,  стоит окружению узнать о профессии собеседника - одни люди спрашивают из чистого любопытсва, другие задумываются о возможном обращении за помощью.

Со временем вопросы о психологии и психологах, которые нам задавали через наш виртуальный почтовый ящик «Спросите психолога» стали повторяться, и мы решили разместить ответы на сайте - из них получилось практически интервью. Итак, на ваши вопросы отвечает психолог Кирилл Данилов.

 

   

Что вас привело в психологию, как вы стали практикующим психологом?

    Это скорее два вопроса, чем один. Психологом я стал, получив соответствующее образование, и   именно это дает мне право работать.

   Что касается первой части, то история достаточно   длинная. В 1995 году я всерьез заинтересовался   восточной философией и эзотерикой, тогда я   впервые поехал в Индию и через некоторое время   увлекся такой дисциплиной, как этнопсихология. Я   стал интересоваться всем, что можно было прочесть   по психологии этноса, психологии разных народов и представителей разных стран. Тогда я понял, что, несмотря на то, что психология как наука   сравнительно молода, уже тысячелетия назад люди   знали об определенных закономерностях в   поведении человека, его реакциях на события, явления, и как ему можно помочь в трудных ситуациях.

Круг моих интересов расширился, я заинтересовался психологией и как наукой, и как помогающей профессией. Читая книги и участвуя в различных семинарах, я неожиданно понял, что интерес к психологии как к способу познания себя во мне жил давно, задолго до того, как я взял в руки первую книгу по психологии. К слову сказать, это были, как и у многих в 90-е годы, книги замечательного советского психолога Владимира Леви.

Постоянно работая с людьми, я чувствовал потребность в том, чтобы понимать их лучше и это подтолкнуло меня к тому, чтобы получить второе высшее образование в области психологии.

Правдивы ли фильмы о психологах и психотерапевтах?

Увы, но нет, и это грустно, потому что это создает отрицательный образ как самого психолога, так и терапии в целом. В большинстве фильмов, психолог или психотерапевт появляется фрагментарно, как второстепенный персонаж, выглядит он, как клоун или шарлатан. Режиссеры и сценаристы, создающие такие образы, скорее всего, либо вообще не имеют никакого представления о психотерапии, либо имеют личный или опосредованный (услышали от друга или родственника) негативный опыт.

Чаще всего такие персонажи создаются российскими кинематографистами, и это понятно, т. к. психология, как профессия помогающая, и психологическое консультирование, как профессиональное занятие, в нашей стране появились не так давно, в конце 80-х, на Западе же, психотерапия существует уже более ста лет, хотя и некоторые западные фильмы грешат подобными образами.

Но есть очень хорошие, по-настоящему глубокие и интересные фильмы, рассказывающие и о психологах, как о личностях, и об их работе, например фильм «Умница Уилл Хантинг», где психолога сыграл блестящий актер Робин Уильямс.

Могут ли у психологов быть психологические проблемы?

Пока психолог «живой», у него, как у любого человека, могут возникать психологические проблемы, ведь по сути, психологическая проблема – это некая сложность, решение которой человек не может найти, и проблемой она становится, когда выход из создавшегося положения не находится длительное время.

И разница между психологом и человеком, который приходит к нему на прием, заключается лишь в том, что я, как профессионал, вижу, говоря медицинским языком, симптомы возникшей или уже сформировавшейся проблемы. Мне кажется уместной аналогия с болезнью - простуда легко различима,  потому что мы это ощущаем - насморк, кашель, температура… Так что да, могут, но перефразируя героя популярного советского фильма добавлю: «Психологическое «здоровье» определяется не отсутствием проблем, а умением с ними справляться».

Должен ли психолог, чтобы эффективно помогать клиенту, сам пережить трагические обстоятельства и несчастья?

Представьте себе курсы ремонтных работников, где диплом выдается, если только в доме соискателя случались аварии -  замерзали и лопались батареи и трубы, падала с потолка люстра,  с искрами перегорала проводка... Я, конечно, сильно утрирую, и сравнивать психологическую помощь с ремонтными работами нельзя, но и считать, что только переживший личную трагедию психолог способен эффективно помогать своим клиентам, тоже неправильно.
 
Психолог должен иметь соответствующее образование и обладать необходимыми качествами для оказания психологической поддержки и помощи.

Хотя, конечно, личный опыт, опыт встреч с трудностями, опыт решения личных проблем обогащает специалиста, так же пополняя палитру его профессиональных возможностей.

Как отличить хорошего специалиста от плохого или шарлатана?

Очень сложный вопрос, и в нем много подводных камней. Важно знать, кто говорит: «Он -хороший психолог». Почему он или она говорят: «Смотрите, это хороший или плохой специалист». Что заставляет называть кого-то хорошим или плохим  ? 


К сожалению, в наше время принято считать, что чем больше медалей, грамот, орденов и вымпелов на груди у специалиста, а за спиной -  дым, прожектора, иллюминация с плакатами молниеносного выздоровления, тем лучше специалист, предлагающий свои услуги. Я соглашусь, что есть очень опытные и талантливые психологи, имеющие заслуженные награды, их немало. Согласен я и стем, что их труд, услилия и опыт достойны самых высоких оценок профессионалов и горячей благодарности клиентов.


Но психолог, устраивающий «ритуальный танец», потрясая «блестючками» перед глазами изумленного клиента, заставил бы меня задуматься, зачем он говорит со мной, как с папуасом, показывая мне стеклянные бусы? Зачем так делать?

Психологическая помощь – процесс очень неспешный и очень осторожный. Любые гарантии и посулы скорейшего разрешения затруднения, с которым приходит клиент, мне кажется, чаще всего являются спекуляцией на естественном желании клиента поскорее выйти из кризиса. Если вам очень много обещают, то имеет смысл задуматься, почему.

Для меня "хороший психолог", это тот, кто обращён ко мне, кто во мне заинтересован, не как в кошельке (хотя понятно, что работа профессионала стоит денег).

Хороший психолог — тот, говоря с которым, я понимаю, он меня видит, он меня слышит, он сочувствует мне. Это человек, который помогает мне увидеть меня самого, понять, кто я и что со мной происходит. И он может быть со мной не согласен, он вовсе не обязан быть от меня в восторге, как и я от него, но я должен чувствовать себя безопасно, когда говорю ему о важных и очень личных для меня вещах, между нами необходимо доверие. Так что получается, что хороший психолог - это  психолог,  действительно помогающий мне решить мои затруднения.

Какие клиенты к вам приходят? Кто из наших сограждан обращается к психологу и для чего?

Приходят клиенты самые разные – от подростков до людей преклонного возраста. Но чаще всего это люди в возрасте от 22 до 45 лет, процентов 70  из них - женщины.

Ну а запросы (это затруднение, с которым клиент приходит) тоже очень разные – хотя есть встречающиеся чаще других, это трудности в отношениях, не сложившаяся любовь, поиск себя и смысла жизни.


Что такое конфиденциальность?

Конфиденциальность - это правило психологической тайны. В кино и других источниках мы неоднократно слышим о юридической тайне, медицинской… так вот, это полный аналог – все, что клиент говорит на встрече с психологом, я не имею права кому-либо передавать без согласия на то клиента. И мне кажется, что это основа работы.


Что вы делаете, когда к вам на консультацию приходят представители другого поколения, которых вы не понимаете?

Вне зависимости от того, к какому поколению относится человек, если у него возникают сложности во взаимоотношениях, трудности на работе, или более сложные ситуации (утрата, поиска смысла жизни) он ищет ответы, и моя задача помочь ему их найти. Поэтому затруднения могут быть только в языке, в терминах, которые клиент использует для описания себя и своей ситуации.

Но если я не понимаю сказанного, прошу пояснить, подобрать адекватный эквивалент, пояснить более развернуто, или говорю: «расскажите мне это, как будто я пришелец или только что слез с дерева». И выясняется, что за разностью слов и терминов стоят очень близкие и понятные чувства и переживания. Я не могу начать говорить на языке клиента, если это какой-то совсем уж «иностранный язык», но я могу создать пространство, где наши «языки» пересекутся в какой-то общей точке понимания — и мы установим связь между нами, наладим контакт.

Вы стараетесь вызвать симпатию своих клиентов?

Намеренно я к это не стремлюсь, потому что это мешает работе. Но я человек, и порой замечаю за собой такие попытки, и когда я это вижу, останавливаюсь.

Что вы делаете, если человек, который пришел к вам, говорит, что у него одни проблемы, а вы видите, что совсем другие?

На самом деле это очень распространенная ситуация. Я слушаю клиента, задаю ему вопросы, для того, чтобы прояснить ситуацию, а затем говорю, что я вижу. И если клиент принимает «об ратную связь» мы работаем над тем, что в результате первой встречи прояснилось. Хотя бывают ситуации, когда клиент настаивает на важности его первичного запроса, и тогда мы начинаем работу над ним.

Консультируете ли вы представителей сексуальных меньшинств?

Да, консультирую. Ко мне неоднократно обращались такие клиенты, но разницы нет никакой. Мы все переживаем и испытываем боль, в том числе и душевную, одинаково.

Труды каких психологов и психотерапевтов сыграли особую роль в вашей профессиональной жизни?

Для меня самыми близкими, понятными были книги Ирвина Ялома. У него удивительно простой, но вместе с тем образный язык. Джеймс Бьюдженталь, Александр Романович Лурия - психологи, книги которых нельзя не упомянуть.
Понимаете, психотерапия — это работа во взаимоотношениях с клиентом, работа в общении, работа со словами — своими и клиента. Слова клиента — одна из тропинок к в его внутренний мир. Слова психолога - нередко инструмент для работы. И этот инструмент должен быть хорошим.
 
 
Поэтому среди психологов много людей, которые хорошо говорят и хорошо пишут, ясно мыслят, точно описывают свои чувства, четко описывают, что происходит между ними и клиентом, отражают клиенту, что происходит, что они видят — это помогает клиенту увидеть свою ситуацию по-другому. Нехорошо, если консультирующий психолог косноязычен, его речевой запас беден, он с трудом выражает свои мысли и описывает чувства...

Хотя, конечно, у психолога есть и другие инструменты работы, кроме слов — работа с рисунками и образами, работа с телом и движениями, работа с воображением, но без умения обращаться со словом психолог, как специалист, вряд ли может вполне состояться.

Кстати, хороший способ познакомиться с психологом заочно — почитать его статьи и книги, блог, комментарии — тогда можно понять, подходит ли вам этот специалист. Конечно, я не имею ввиду карамельные песни о спасенных клиентах и прочую саморекламу, я говорю о проблемных статьях, где специалист рассуждает, высказывает свою позицию, делится своим мнением, ставит вопросы.

Мои учителя говорили, что инструмент работы — личность терапевта. Это так. А чтение хороших книг разных жанров, от классической литературы до фантастики нас обогащает.

Какую музыку вы слушаете?

Очень разную, люблю классическую музыку, классический рок, джаз, фолк и латиноамериканскую музыку. Но слушаю музыку по настроению, хотя в моем плеере есть «попса», когда необходимо «подвигаться» - если нужно сделать что-то быстро – убраться в квартире, пройтись пешком, такая музыка позволяет войти в ритм, хотя она хороша и для зарядки. Мягкий романтический джаз для зарядки не подходит.

Если человек пришел на консультацию, обсудил проблему, ему стало лучше и он больше не пришел. Интересно ли вам, что с ним?

Да, конечно, мне интересно. Мне интересно получится ли у клиента решить до конца вопрос, с которым он пришел, обрел ли он гармонию, получил ли новый опыт, который помогает ему жить.
 
Зачастую клиенты уходят ничего не сказав, а мне, как психологу и как человеку, очень важно услышать, что он нашел выход из той ситуации с которой пришел, обрел мир и нужный ему смысл в жизни.
 
 
Поэтому всякий раз, когда клиент говорит о завершении терапии, это вызывает у меня чувство огромной благодарности – мне важно знать, что клиент достиг поставленной цели. Этой проблеме посвящена одна из моих статей.

 Другие статьи Кирилла Данилова можно прочитать здесь и здесь  .